Оценочные слова в текстах журналистов

Оценочные слова_журналисты_bestappПост с сайта Школы журналистики BBC. Про оценочные слова, которые используют журналисты. Этот текст написал журналист Андрей Остальский, когда работал редактором в новостной службе BBC.

Принцип объективности и непредвзятости в подаче информации – один из важнейших редакционных принципов в работе журналистов Би-би-си. Мы не имеем права давать своих оценок или выражать свое мнение о тех проблемах, событиях или явлениях, которые освещаем.

Практически ежедневно в нашей работе мы сталкиваемся с серьезной проблемой. Это так называемые оценочные слова, то есть слова или фразы, несущие в себе оценочную смысловую нагрузку.

На первый взгляд, вопрос о том, можно или нет использовать такие слова, может показаться чисто языковым или стилистическим спором. На самом же деле, так называемые оценочные слова создают для нас проблемы редакционного характера.

Произнеся в эфире или используя в опубликованной в интернете статье такое слово, мы можем невольно, сами того не заметив, выразить свое отношение к событиям и их участникам. Даже сейчас, уже после окончания холодной войны, в мире не прекращаются споры о том, кого считать мятежниками и бандитами, а кого – борцами за свободу и независимость.

«Мы крайне осторожно относимся к таким терминам, как «бандформирование», изначально несущим в себе отрицательную семантическую нагрузку. Они заряжены определенным негативным смыслом. Мы же стараемся использовать слова, которые по возможности наиболее точно определяют характер преступления, совершенного теми или иными людьми. Например, «подрывник-самоубийца», «похититель» или «напавший».

Наиболее ярким примером, на который обратили внимание не только наши коллеги-журналисты из других ведущих мировых СМИ, но и правительства некоторых государств, служит то, как журналисты Би-би-си относятся к слову «террорист».

Свод редакционных правил Би-би-си гласит, что использование этого слова не столько помогает в освещении тех или иных событий, сколько затрудняет понимание нашей аудиторией происходящего.

Сами журналисты Би-би-си избегают использования слова «террорист». Это слово появляется в материалах Би-би-си только как часть прямого высказывания или чьей-то цитаты. Мы позволяем нашим слушателям самим делать выводы и характеризовать тех или иных людей – мы же лишь освещаем события на основе того, что знаем о них.

Мы не хотим перенимать чьи-то определения и формулировки, чей-то язык и манеру подачи информации и выдавать их за наши собственные. Следуя этой логике, мы считаем неуместным, например, использование слов и фраз «освободить», «предать военно-полевому трибуналу» или «привести приговор в исполнение» в ситуациях, когда правовые и процессуальные нормы были явно не соблюдены.

Другим классическим примером являются слова «разведчик» и «шпион». «Разведчик», как правило, значит свой, а «шпион» — вражеский. В такой ситуации мы прибегнем к нейтральным словосочетаниям «сотрудник спецслужб» или «секретный агент».

Мы также стараемся быть предельно осторожными, когда приходится иметь дело с оценочными словами, которые в результате тех или иных обстоятельств оказались окрашены эмоционально.

К примеру, после нападений на Соединенные Штаты 11 сентября 2001 года слово «медресе», которое по-арабски означает «школа», для многих людей не только на Западе, но и во всем мире, несет в себе отрицательный эмоциональный оттенок.

Люди, не знающие арабского языка, тут же ассоциируют «медресе» с мусульманскими духовными семинариями, в которых прошли идеологическую подготовку некоторые из исламских радикалов. В уме люди зачастую не делают различий между медресе религиозными и обычными школами-медресе, в которых арабские школьники получают среднее образование.

Мы стараемся проявлять максимальную осторожность при использовании подобных слов, обращая внимание на то, какие ассоциации могут они вызвать у наших слушателей или читателей нашего веб-сайта».

Оценочные слова в текстах журналистов