3 мнения: должен ли журналист заверять интервью. Опрос

заверять интервью_bestappМнения журналистов из разных стран на тему, которую все чаще стали обсуждать медийщики. Речь о необходимости согласования интервью. В конце поста — опрос!

Раньше нас учили не делать этого никогда. Максимум на что может претендовать респондент, говорили главные редакторы, проверить интервью на фактические ошибки.

Читайте также «Интервью. 7 смертных грехов журналистов»

Сейчас, когда практика согласований стала нормой во многих СМИ, интересно наблюдать, как сами журналисты, дающие интервью, просят заверить с ними готовый текст.

Поводом для этой поста стал статус в Facebook, опубликованный журналистом Валерием Панюшкиным.

Валерий Панюшкин, журналист

«Позвонила журналистка, взяла комментарий. И как само собой разумеющееся попросила электропочту, чтобы послать мне мой комментарий на сверку. А я тщетно орал ей, что никогда никому не надо давать интервью на сверку, что интервью — это ответственность журналиста. Вежливо слушала, но, кажется, не поняла. Даже стыдно, что орал.

И вот не поймут уже при моей жизни ньюсмейкеры, что сами превратили журналистов в безответственную сволочь, требуя интервью на сверку.
И журналисты не поймут уже при моей жизни, что девальвировали профессию, давая ньюсмейкерам править свои слова.

Если ты не несешь ответственности за свой текст, если сам позволяешь кому-то лезть в написанные твоею рукой буквы и править их, так что же ты удивляешься, когда тебя считают машинкой не важнее диктофона, увольняют, закрывают?
Какая к черту может быть свобода слова, если слово само отказывается от свободы!»

Я попросила несколько журналистов, редакторов из разных изданий и даже разных стран написать свое мнение «заверять интервью или нет». Публикую мнения откликнувшихся.

Юрий Дудь, главный редактор Sports.ru:

«Возможно, коллеги закидают меня говном, но на поставленный вопрос у меня нет четкого и громкого ответа: НЕ НАДО ЗАВЕРЯТЬ! Даже несмотря на то что в год я делаю около 50 больших интервью и заверка часто доставляет колоссальные проблемы, а иногда приводит к тому, что текст просто не выходит в свет.
Но. Так сложилось, что нередко мне приходится не только брать, но и давать интервью. И я всегда прошу коллег показать мне текст перед публикацией.

Причин для этого ровно три:

  1. Многие коллеги считают, что речь собеседника необязательно должна соответствовать опубликованной речи — я именно про манеру разговора, а не про факты. Я понимаю, что это частности, но лично мне это важно. Мне важно, что в интервью, которое я дал, не будет слова «наставник» (потому «наставник» — в секции карате шаолиньского монастыря; в футболе — «тренер»). Мне важно, что там не будет фразы «вторая половиНКа» (это уменьшительно-слюнявая форма, которая в исполнении мужчины меня просто коробит). Мне важно, что вместо слова «подрочить» не появится «помастурбировать» (с приставкой «по» просто очень странное слово). Все примеры правда были. Они маленькие, ничтожные в контексте вечности, но все равно.
  2. Не все врачи одинаково хорошо лечат зубы. Не все таксисты одинаково хорошо водят машину. Не все журналисты одинаково хорошо перекладывают устные мысли в текст.Если я недавно знаю журналиста, я имею право проверить, правильно ли он меня понял.
  3. Заверка интервью — отличный фактчекинг, в чем заинтересованы обе стороны — и журналист, и герой интервью. В моей практике бывали десятки очень скандальных интервью, когда во время заверки человек правил ТОЛЬКО числительные (годы, даты, порядковые номера турниров) и ничего больше. Я был не против.
    Все эти детали не отменяют того, что в процессе правки герой часто отказывается от сказанных слов. Чтобы этого не происходило, я до начала интервью спрашиваю: мы заверяем или нет? Если слышу «да», то выдвигаю условие: «Вы ничего не вырезаете из вопросов. Вы не меняете ответы на противоположные. Вы можете их ретушировать, но не переиначивать». Этот уговор уже пишется на диктофон, делая из него что-то вроде вещдока. Если человек согласен — мы начинается общаться. Если нет — не начинаем, расходимся и бережем время друг друга.

Григорий Михайлов, шеф-редактор среднеазиатской редакции ИА REGNUM

«Я бы не был столь категоричен как Валерий Валерьевич.
Пока я лишь брал интервью и коммментарии, был свято уверен — по-возможности надо избегать согласований текста, дабы у собеседника него не было возможности отказаться от своих слов, «сгладить углы» и т.п.
Однако, оказавшись «с другой стороны баррикад» , я был вынужден пересмотреть свои взгляды. Оказалось, что профессионализм немалой части журналистов не позволяет точно передать смысл сказанного, что-нибудь в твоем интервью или комментарии будет переврано.
Виной тому и уровень знаний журналиста, который чаще всего не разбирается в теме беседы, и возможность правки по соображениям политической конюктуры.
Компромиссным выходом считаю возможность передачи текста на согласование и внесение интервьюируемым минимальных правок».

Цитата

3 мнения: должен ли журналист заверять интервью. Опрос: Один комментарий

  1. Юлия:

    было, было… «я не могла так сказать». а вот поди ж ты, сказала же! И диктофон зафиксировал! Потом это интервью сто раз она просила выслать заново, но так и не посмотрела, я бегала за ней месяц, звонила на все телефоны, какие только есть… в любое время, когда она позволяла. Но так ничего и не вышло. ПЕРЕПИСЫВАЛА ее слова несколько раз, УГАДЫВАЯ, как она МОГЛА сказать! И это уже отличалось сильно от того, что на самом деле было на записи — то, что она якобы не могла сказать. В итоге я… плюнула. Выкинула это интервью из своей головы. Можно было поставить так, конечно, но не хочу, чтобы мне потом мотали нервы. Не надо. В конце концов, и ей это тоже нужно. Завидую телевизионщикам — там гораздо меньше вероятность сверки.
    p.s. это была известная личность. Но далее — я сделаю все, чтобы больше у нее интервью никогда не брать. Если только она сама не попросит. А так и будет, я уверена